Реклама

суббота, 29 ноября 2014 г.

Мы вместе!

Мы вместе! 


Город – это как небольшой мир, со своей историей, страстями, судьбой, богами. Богами этого города были люди. Они создали эти каменные дома, улицы, мосты и так увлеклись в своем созидании, что вскоре в городе не оставалось и кусочка свободной земли, где можно было бы посадить деревце, куст, просто цветок. Все было заковано в бетон, камень и асфальт.. . И тогда богам стало скучно. Свой мир они создали, но в нем не над кем было властвовать, заботится, не кого наказывать. И тогда они нашли выход – стали выращивать цветы в своих домах. Там для них место нашлось. Цветы были разные. Но особенно ценились луговые и полевые…
И вот однажды на подоконнике одного из домов в глиняном горшочке поселился скромный цветок – ромашка. Ее привезли в город прямо с зеленого луга. Еще совсем недавно она дышала свежим ветром, который приносил свежий ветер от прохладной реки, она умывалась на заре хрустальной росой, ее сердце билось в такт с капельками дождя. Она улыбалась ясному солнышку, на которое была похожа сама. Ее все вокруг так и называли – Солнышко. Но теперь, попав на подоконник, Солнышко не радовалось городской красоте и порядку. Она поникла, побледнела и тоскливо смотрела из окна на проходивших мимо богов. Однажды в окне напротив она увидела такого же, как и сама пленника – светло синего василька. Створки окна, где он стоял, были распахнуты. Василек заметив, что на него смотрят, несмело взмахнул листьями с помощью нечаянно набежавшего ветерка. Солнышко не могла ему ответить тем же. Она только чуть заметно улыбнулась. Но Василек сумел разглядеть ее и улыбнулся ромашке в ответ. А она лишь тяжело вздохнула и опустила голову.
Изо дня в день василек всматривался в соседнее окно и радовался как ребенок редким улыбкам соседки. Но он понимал, что она очень тяжело переживает свою неволю. С каждом днем ей становилось все хуже и хуже. И однажды хозяин дома не выдержал:
- Послушай, жена? Что-то происходит с нашим цветком. Если так будет идти дальше, он может погибнуть. Может распахнуть нашей ромашке окно? Посмотри на цветок у нашего соседа…. Он яркий и красивый. Может от того что стоит на свежем воздухе?
- Ну давай попробуем и мы выставить ромашку на балкон. Лишь бы она на солнце не завяла.
На следующее утро горшок с ромашкой поставили на балкон. Здесь после теплой квартиры было прохладно. Ромашка съежилась от прохладного хулиганистого ветерка, бродившего с утра по подворотням в надежде с кем-нибудь задраться. А от избытка свежего воздуха закружилась голова. Ромашка зашаталась, но вдруг по крышам заскользило утреннее солнышко. Заметив ромашку, оно улыбнулось, и набросило ей на плечи легкую шаль, сотканную из ярких солнечных лучиков. Ромашка улыбнулась ему в ответ: «Солнышко, ты узнало меня!». Хлопнуло окно напротив, и на соседнем окне улыбаясь ее, приветствовал Василек. Ромашка как-то вся воспряла: « Меня помнят и любят!» Тот день прошел хорошо.
И теперь каждое утро она приветствовала солнце, и целый день общалась с васильком. Постепенно их дружба переросла в любовь. Они сочинили свой тайный язык общения, посылали друг другу воздушные поцелуи и мечтали.
Однажды днем, когда хозяев не было дома, началась страшная буря. Ветер, будто бы сорвавшийся цепной пес, мчался по улицам города, заглядывая в каждый, даже самый укромный уголок. Увидев на своем пути съежившуюся от страха ромашку, а напротив встревоженного василька, он злорадно усмехнулся (тереть не мог эту влюбленную парочку) и по очереди сбросил их вниз. Глухой стук разбившейся глины, заглушил злорадный, больше похожий на свист, смех ветра. Он так и помчался дальше, вперед - даже не посмотрев на происходящее. А вслед за ним летел его злобный хохот. Упавшие цветы слышали, как глухо топая по тротуарам побежал дождь. Он барабанил по крышам домов, сплошной волной скользил по стеклам, срывался водопадом и пьяный от такой своей мощи и свободы бежал, заливая собой улицы. Он схватил и закружил в водовороте ромашку. Она успела заметить, что чуть дальше от нее плыл василек. Дождевая вода оказалась не такой злой и кровожадной как ветер. Она не стала мешать цветкам, догнать друг друга. Быть может она догадывалась, что ждет их впереди и позволила насладиться им моментом близости.
А цветки несло все дальше и дальше. Солнышко совсем растерялась, василек прижимал ее к себе, чтобы не потерять любимую. И вдруг они провалились куда-то вниз, в темноту.. Их несло по трубам вперед, било о стены. У Солнышка закружилась голова и, теряя сознании,я она прошептала: «Я люблю тебя!...» Василек прижимая ее к себе даже не успел произнести о том, как он любит ее - они проволились куда-то во мрак, в безысходность.
По берегу заболоченного озера прогуливались два аиста. Длинноногие, с красными клювами, они хорошо были видны на фоне заходящего солнца. После бури природа успокоилась, а над зеркальной водой кружились серыми облачками комары. 
- Ты посмотри, какой только гадости не понанесло из города после бури…- заметил важный аист.
- Да, чего здесь только нет. – согласилась с ним аистиха.
- а этих как туда занесло? – аист кивнул клювом в сторону почти занесенных мусором Солнышка и Василька. – давай я сейчас погадаю, любишь ли ты меня? – аист глупо улыбнулся.
- я тебе сейчас погадаю. – аистиха игриво толкнула клювом аиста под крыло. – Лучше не мешай… - и птица осторожно вытянула цветки из грязи.
- Посмотри, а ведь они еще живы…- сказал аист.
- Я сразу это заметила, и узнала в ромашке – Солнышко. Она раньше на дальнем лугу росла. Давай занесем их туда. Я понесу цветки, а ты захвати с собой воды…
… На земле начинался новый день. От реки тянуло прохладой. Не выспавшийся туман лениво выполз на берег и, разлегшись на росной траве с опаской, посматривал на разгоравшийся рассвет. Около реки в кустах ивняка во всю старались для своих любимых соловьи. Над лугом пролетел ворон и как-то надтрескнуто прокричал» «Кар –кар».
Ромашка встрепенулась, открыла глаза и удивленно посмотрела на склонившегося над ней василька.
- Где мы? – ели слышно прошептала она, затем осторожно посмотрела по сторонам. – Мы вдвоем. Вокруг поют птицы. На востоке загорается солнышко. Я вновь могу искупаться в серебряной росе раннего утра. Так хорошо бывает только в раю…
- Мы дома, родная моя! Мы вместе! 
Ромашка или "как все". - LYUBOW- я.ру

пятница, 28 ноября 2014 г.

Красивый день



Конец ноября в этом году выдался морозным и бесснежным.  Нависшее серое небо, покрытые легким налетом инея деревья и холодный до дрожи ветер. И вдруг среди этого серого мрака выдался солнечный день. И, несмотря на мороз, сразу стало как-то веселей,  даже иней на деревьях стал бело-голубым.  На берегу Сожа безлюдно. Каждый год он переживает время одиночества поздней осени. Сначала его покинули отдыхающие горожане, потом и рыбаки, и даже одинокие романтики не появляются на его берегах. Во многих местах река уже подо льдом.  И только на быстринах и перекатах  у мороза еще не хватает сил скрутить ее, подмять под себя.  На стороне Сожа выступают утки, оставшиеся зимовать в наших краях.  Их не так и много качается на волнах, но они до последнего будут держаться реки,  до тех пор, пока последние сантиметры воды не исчезнут подо льдом. Но в такой красивый день об этом как-то не задумываешься. 













вторник, 25 ноября 2014 г.

Паучок Рос

Сказка
Паучок Рос
Паучок Рос родился в почтенном семействе – его мама и папа были очень уважаемы среди ближних и дальних соседей. Они никогда не плели паутину на чужой территории и не лезли со своими длинными носами в чужие истории. Дом их был уютным,  комфортным и расположен у лесной тропы. Здесь всегда ярко светило солнышко, что очень нравилось Росу. А еще у него была подружка – чистая, как слеза, Росинка. Она приходила в гости к Росу почти каждое утро, и он был всегда рад встрече с ней. Других  друзей у него не было – у пауков не принято ходить в гости друг к другу. А Росинка была такой необыкновенной, такой красивой и веселой выдумщицей разных игр и забав, всего того чего, так не хватало паучку.  Росинка любила сбежать по шелковистым нитям сверху в низ и обратно. Могла обрызгать Роса холодной водой когда тот, ранним утром смотрел на нее сонными глазами.
- Росинка, почему ты всегда так рано приходишь и исчезаешь сразу, когда солнце начинает сильнее припекать на смолистых стволах сосен и елей? – сердился Рос.
Росинка только улыбалась в ответ или, звонко смеясь, тянула паучка, спрятавшегося  под листком, покупаться в солнечных лучах.
Время шло, день сменяла ночь, а ночь- день. И паучок думал, что игры, солнце, лето будут каждый день. Однажды об этом он рассказал Росинке.
- Глупый ты, Рос! – засмеялась та, и паучок впервые в ее смехе почувствовал легкую грусть. – Все в нашем мире меняется. Скоро придет осень, и я перестану приходить к тебе в гости.
- Почему? – вздрогнул паучок.
- Потому что я  - летняя, теплая, яркая  росинка. И поэтому, как только заканчивается лето, я  пробежав по радуге, на последнем облаке улечу в жаркие страны.
- А как же я? – обиженно поджал губы  Рос.
- Осень и зима пролетят быстро. А весной, в яркое солнечное утро, я вернусь снова!
- Это  нечестно! – топнул лапкой паучок.
- Что нечестно?
- Оставлять меня одного!
- Ты же не один, у тебя есть мама и папа. И мы ведь еще встретимся… - Росинка засмеялась, окатив Роса горстью прохладной воды.
Он увернулся  и побежал  вслед за ней, но через миг уже сам убегал от нее со всех ног.  Видя, что она его догоняет, Рос, бросился вниз по паутине, но в одно мгновение Росинка догнала его. Он полностью окунулся в капельку воды и через нее смотрел на мир удивленными, широко раскрытыми глазами. А еще через миг он слышал веселый смех Росинки где-то высоко вверху.
А однажды утром Росинка не пришла. И все вокруг изменилось – внизу, на редких кустах, пожелтели листья, рассветы с каждым днем становились все более холодными и поздними, все чаще шли дожди.
- Мама, а почему все вокруг изменилось? – спросил однажды паучок.
- Потому что пришла осень. – добродушно ответила мать.
- А потом что?
- А потом придет зима. Выпадет белый снег,  реки покроются льдом и будет очень холодно.
- А мы не замерзнем? - поежился паучок.
Нет, Рос, мы в это время все вместе будем спать в теплой норке.
- Я не хочу спать! – заупрямился паучок.
- Но так нужно! Так делают все добропорядочные пауки.
- А когда мы пойдем спать в норки?
- Перед самыми холодами наступит время теплых солнечных дней. Днем солнце будет светить также ярко, как и летом, и будет почти также тепло. И вот в один такой  прекрасный день  подует легкий ветерок, который сорвет наши паутинки, и они полетят далеко-далеко на юг, в заморские страны.
Рос, внимательно слушал маму. Он уже задумался о чем-то своем и больше не задавал вопросов.
И вот однажды день, о котором рассказывала мать, настал. На улице было светло и солнечно. Отец Роса уже перетащил все семейные пожитки в уютную норку и там, расставляя все по местам, хлопотала мать.
- Ну, Рос, прощайся со старым домом. Летом мы отстроим новый, – сказал сыну отец. И, видя, что то  медлит, поторопил его. – Пошли, сынок!
- Я сейчас, - как-то таинственно ответил Рос.
- Давай за мной, а то сейчас налетит ветер и сорвет паутину! – начал сердиться отец.
И вдруг в этот самый момент налетел порыв ветра, и паутина запарила в воздухе. Старый паук только ойкнул, увидев, как мимо него, словно бригантина расправив паруса, пролетала их паутина, на которой гордо сидел Рос и махал отцу лапкой:
- До свидания, папа! До свидания, мама! Увидимся весной!
Паутина подымалась  все выше и выше, ветер свистел в ушах. Паучок летел на встречу солнечным лучам, которые плавились в золотистой дымке, навстречу неизвестности, которая щекотала его сердце, навстречу мечте, которая дарила радость…

понедельник, 24 ноября 2014 г.

Чуть-чуть о любви

Нас было семеро:

Любовь, Надежда, Вера,
а рядом Подлость,
Ревность, Боль и я.
Я ждал тогда.
Они же убеждали
на кухне ночью,
в доме тишина.
И за столом, Боль
приглушив стаканом,
с Надеждой слушал
каждый вскрик дверей.
Скрип затихал,
Надежда улетала.
А Ревность мне шептала-
ей не верь.
Я верил и не верил,
Подлость с жаром
внушала в мысли
принципы свои.
Часы спешили,
запас время таял.
Я сомневался
в доводах Любви.
...Нас было семеро,
а я хотел, чтоб двое.
Но как сказать,
как это объяснить?
Нас было семеро,
а это слишком много,
чтобы о личном,
что-то говорить.
Суд Уфы приговорил мужчину, задушившего жену, к 8,5 годам тюрьмы - Новости Уфы и Республики Башкортостан

воскресенье, 23 ноября 2014 г.

Визг на болоте


Эту историю я услышал от одного моего знакомого. Они вместе с женой были большими любителями сбора лесных ягод. Однажды собирая землянику, зашли в болотистое место, которое буквально утопало в зарослях  голубики. А самое главное, ягод было много, и все они были крупные. Семейная парочка набросилась было собирать ягоды, но тут услышал непонятные резкие и хриплые звуки.
 - Слышишь, кто-то хрюкает? – поднял голову муж, оглядываясь по сторонам.
 - Где? – сразу не поняла  жена.
- Кажется, здесь водятся поросята, - тихо проговорил муж, все также осторожно высматривая, кого-то  среди деревьев.
Но никого не было видно. Над головой одиноко пролетела серая цапля. И только они вновь стали собирать ягоду, как где-то в стороне раздался шум, визг, похрюкивание, какие-то удары… Бросив богатую поляну, муж и жена бросились вон из леса.
Прошло дня два. Мужчину все мучила мысль о брошенном ягоднике, и, не выдержав однажды бессонной ночи, взяв вместительное ведро, он сел на велосипед и направился в заповедное место. Добравшись до ягодника, мужчина осторожно  огляделся – никого не видно и не слышно. Значит, ягоды можно собирать спокойно, чем он и занялся. И вдруг над головой где-то у верхушек деревьев что-то тяжело пролетело. Мужчина поднял голову и увидел уже знакомую ему серую цаплю. Она опустилась в большущее гнездо у самой вершины сосны и… там вдруг начался переполох, визг и хрюканье, хлопанье крыльями. Знакомый, задрав голову, удивленно смотрел на гнездо, понимая, что крики молодых цапель он перепутал со свиным визгом. Махнув рукой на глупых птиц, он стал собирать ягоды. Набрал полное ведро. И с тех пор этот ягодник у него - заповедное место, о котором он никому не рассказывает. А вот историю о том, как его цапли напугали, рассказывает охотно.

суббота, 22 ноября 2014 г.

Летний дождь или история одной любви

Летний дождь или история одной любви
Летний дождь или история  одной  любви
Родился я на юге Беларуси. А если быть более точным, то  на Полесье. Именно здесь, среди болот и лесной гущи, рождались мои предки.  Многие из них потом стали очень знаменитыми, а некоторых история даже и не заметила…  Конечно же, я всегда тянулся к первым, но почему-то  получалось так, что я больше был похож на неудачника.
 Однажды случайно, а может и нет, я отбился от своих родных и стал шататься по свету в полном одиночестве. Но,  как и каждое живое существо, я хотел теплоты и любви. Но люди… Я всегда смотрел на них сверху вниз.  Нет, не потому, что я считал себя каким-то там важным господином. Просто я и вправду был ростом выше их. Со своей высоты я замечал многое. А так как мне нравилось быть в гуще событий,  я всегда спешил  туда, где  происходило что-то интересное. Но почему-то не всем людям это нравилось, и при моем приближении, они начинали разбегаться в стороны. Вот только почему? Понять этого я не мог. Совсем по-другому случилось в тот день, когда я увидел ЕЕ. Высокая, чернявая, красивая, она буквально очаровала меня, и я забыл все то,  чему в детстве учили меня родители и учителя:
- Никогда не открывай себя целиком. Оставь хоть чуточку на потом…
Но я не прислушался к этим доказательствам ума и бросился в след за девушкой. На мое удивление, она не отвернулась от меня, как делали остальные. Наоборот, остановилась и стала ждать меня.  А через минуту я уже целовал волосы, глаза, губы. О чем-то журчал-шептал на ушко, чувствуя мягкий пушок на ее щеках. Я обнимал ее гибкое и податливое  тело, прикасался к ее упругим девичьим грудям.  А она ласково улыбалась мне в ответ.  И я ничего, кроме ее, не замечал вокруг будучи на седьмом небе от счастья.  Потеряв последние доводы ума в желании высказать все, что чувствовал в этот момент, я со всей силы обнял ее. В ответ она вытянула свои руки вверх, ко мне и отдала свои губы мои поцелуям. Это была сказка, мечта, которая неожиданно сбылась. Я благодарил небо за этот подарок. Но вдруг что-то случилось. Я почувствовал, что силы оставляю меня, закружилась голова, и я упал со своей высоты вниз, на землю. Чувствуя необъяснимую боль и  жжение в груди, я лежал на неровном асфальте большой лужей и смотрел вслед красавице. Я слышал, как стучали ее каблучки и вздрагивал от каждого звука, как будто она шла по мне. А на мне   отражались  разноцветными бликами  лучи солнца,  к которому сейчас протягивала свои руки девушка.

 Автор А. Гавриленко.
 

пятница, 21 ноября 2014 г.

Задремали звезды золотые

Сегодня суббота... Выходной день... Можно попозже поваляться в постели... Ну, а кому не спиться тому говорю: - Доброго утра!
И в подарок всем  стихотворение Сергея Есенина. Правда, в нем описывается  скорее летняя пора, но это даже интереснее...
С добрым утром!

Задремали звезды золотые,
Задрожало зеркало затона,
Брезжит свет на заводи речные
И румянит сетку небосклона.

Улыбнулись сонные березки,
Растрепали шелковые косы.
Шелестят зеленые сережки,
И горят серебряные росы.

У плетня заросшая крапива
Обрядилась ярким перламутром
И, качаясь, шепчет шаловливо:
"С добрым утром!"
С добрым утром. - Маша- я.ру

За красным закатом

За красным закатом -
холодная ночь. 
Луна в тёмном небе
 и звезды.

Дорогой заснеженной
 в поле иду, 
ищу в эту ночь
 я приюта.

Огней все не видно
, лишь чёрная муть,
 кусты словно тени
 с погоста,
И ветер поет
в проводах. Далеко
 волки вторят ему
 грустно.
Вдруг слышится сзади
 крадущийся шаг.
 Так, будто следы
 мои ищет. 
И сердце стучит,
 безотчётнейший страх!
 А за спиною ведь -
 пусто.
А снег всё скрипит.
 Лунный след лишь
 чуть-чуть 
в пути помогает 
немного.
Я знаю, дойду. 
Только всё-таки жуть, 
а ту ли я выбрал
 дорогу?!

четверг, 20 ноября 2014 г.

Пчелиная правда

Рисунки ( идеи для ноготков) - Страница 24 - Клуб Нейл Мастеров - NailClub
Сказка

В лесу, на солнечной поляне, в дупле старого дуба жила пчелиная семья. Каждое утро, как только солнышко начинало пригревать в леток, пчелы устремлялись к выходу, на простор за нектаром. А его было много в этом году. Вся поляна была усыпана цветами, которые цвели тут весною и летом. Все лето пчелы трудились, летая от своего домика на поляну, от цветка к цветку.  К концу лета у пчел было много меда. Они уже даже подумывали, что часть заготовленного урожая можно будет отвезти на рынок и продать. А на вырученные деньги отремонтировать свой домик, купить новую одежду, обновить инструмент и сводить своих детей в цирк, который приехал недавно на их поляну. Те, кто уже ходил на представления, говорили – это очень интересно и весело, что подогревало интерес остальных пчел.
И вот, когда мед был уже упакован в бочонки, и на  утро следующего дня заказаны носильщики  (большущие майские жуки), случилось ужасное происшествие - улей был атакован шайкой бандитов. Это были злые осы и хитрые пауки. Осам нужен был мед, а паукам сами пчелы. В тот момент, когда  почти все пчелы трудились на поляне (так думали разбойники), собирая нектар к улью из  темной чащи леса быстро, бесшумно  бежал отряд пауков с крестами на спине. Рядом с ними планировали полосатые осы. Вот и улей. Осы тут же набросились на часового и связали его. А пауки в это время начали ткать перед ульем огромную паутину из крепких прозрачных нитей. Это делалось для того, чтобы возвращающиеся домой пчелы, а также вылетающие из улья, попадали в  их ловушку.  Пауки справились со своим делом быстро. Огромная паутина чуть колыхалась на легком ветерке и пауки уже потирали лапками в радостном ожидании. Но вот у ос дело сразу не заладилось. Взяв в плен часового, они тут же бросились ко входу в пчелиный домик, но он оказался закрытым. Осы в недоумении остановились перед огромным замком висевшим на дверях.
- В чем дело? – зло спросил атаман. Осы в ответ лишь пожали плечами. И лишь одна из них кивнула в сторону связанного часового:
- Пусть он расскажет…
Атаман согласно кивнул головой:
- Развяжите его. Пусть все расскажет…
Осы развязали пленника и подвели его к своему атаману.
- Где все пчелы? Почему закрыты двери в ваш дом? – грозно спросил он стражника.
- А какое вам дело до того, где наши пчелы? Какое вам дело до того, почему закрыты двери в наш домик? Что вам от нас нужно?
- Наивный! – расхохотался главарь, а вслед за ним и остальные осы. – Все тебе расскажи да по полочкам разложи! Но я тебе отвечу, обманывать не буду, все равно мы отдадим тебя паукам на обед. Нам нужен ваш мед. И мы его у вас заберем, хотите вы этого или нет!..
И вдруг небо потемнело. Откуда-то сверху на  ос камнем бросилась какая-то птица. Разбойники задрали головы вверх и в ужасе закричали:
- Осоед, осоед…
Оказывается, привлеченная осиным жужжанием, большая птица, разглядев сборище бандитов, решила  пообедать и, не раздумывая, бросилась вниз.  Она ловко схватил вожака клювом. Оцепеневшие от ужаса осы бросились по сторонам, но они позабыли о паутине и одна за другой стали попадать в расставленные пауками сети. А те, не разбирая, кто попал в их ловушку,  побежали по нитям, чтобы «паковать» пленников в коконы. Осоед, проглотив вожака, стал выискивать новую жертву. Разглядев завязшую в паутине большую осу, он бросился к ней, схватил и вместе с сорвавшейся паутиной, в которой барахтались десятки ос и вязавших их пауков, взмыл в небо. Стало тихо. Больше осоед на поляне не появился.
Через некоторое время  маленькая пчела-стражник, выбравшись из травы, куда она упала во время суматохи, подлетев к домику, осторожно постучала в дверь. Стук был зашифрованный, мол, открывайте, все спокойно. Двери открылись, бывший пленник ос влетел в домик и рассказал о том, что произошло с ним, с осами и пауками. Пчелы, затаив дыхание, слушали эту необычную историю. О нападении ос они узнали  заранее от кузнечика, жившего на поляне. Он случайно подслушал заговор и рассказал об этом пчелам. Те и закрылись в своем домике в то неспокойное для них утро.
Вот так история учит: не расставляй сети на соседа, сам в них попадешь!
Александр Гавриленко

Приворот

Приворот

Конь на зорюшке

Утром раненько

Копытами бьёт

Тишину.

Прискакал домой,

У ворот конь стал,

Звонкий голос дал:

-И-го-го!

С ноги на ногу

Топчет конь росу,

Слышит скрип ворот

Вороной.

Эх, не терпится

Морду ласково

Ткнуть хозяину

Во плечо,

Хоть и знает конь,

Что уздечка – ждет

И работы в день

Полный воз.

Но у дома конь

Угощенья ждет

И хозяйских рук
приворот.
Александр Гавриленко.

 

среда, 19 ноября 2014 г.

Как красиво весной в вишнёвым саду.....

Как красиво весной в вишнёвым саду:


Цветы, солнце, лёгкий ветерок и падают

Падают лепестки, застилая землю белым покрывалом.

Смотря на эту красоту, человек мечтает

О такой же красоте и чистоте в жизни…

Но, на жаль, в большинстве своём,

Мечты остаются только мечтами.

 

Рисую твое лицо


Стою я у моря, у белой скалы
и вижу как чайки кружат над водой.
Как волны сердито размыли пески
и с ними рисунки мои.
Когда-то у моря, у этой скалы
с тобою встречались и были близки
и были близки: Ты и Я.

Но годы прошли, стала сказкою быль.
С трудом вспоминаю любимой черты.
И ракушкой старой на белом песке
русалку рисую, любимой портрет.
Но волны не могут выдержать тон
швыряют соленые брызги в лицо
пока протираю свои я глаза
рисунок с собой забирает волна.

О как бы хотел я узнать о тебе
Но вижу лишь чайки кричат над водой.
а волны сердито мне шепчут: "Уйди!
Для нас ты уже чужой"
Но я разгребаю по-новой песок
и снова рисую, рисую лицо.
Рисую твое лицо...

вторник, 18 ноября 2014 г.

На заре ты её не буди

Доброго утра!!! Сегодня уже среда, а значит не за горами выходные. И это замечательный повод улыбнуться)) Почему-то сегодня вспомнилось стихотворение А Фета:
На заре ты её не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка ее горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру
Долго-долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Все бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты ее, не буди...
На заре она сладко так спит!
Всем доброго утра!!! Тем, кто уже собирается на работу и тем, кто еще спит!!!
Блог pretty Dafny - В ГОРОДЕ.RU

Я напишу тебе письмо

Я напишу тебе письмо...
Я напишу тебе письмо,

Наверное, в последний раз.

Я знаю, ты его не ждешь,

Ответ не будешь отсылать.

Быть может, даже не прочтешь,

А просто выбросишь в окно.

Но все же я хочу сказать:

- Я напишу тебе письмо!

Я напишу тебе письмо

О том, о чем всегда молчал,

О том, что новый день пришел,

О том, как я его встречал.

Я напишу тебе письмо

о своих планах на сто лет,

О том, какой построю дом

среди плакучих ив и верб.

Хочу, чтоб в доме был покой,

Чтоб птицы звали по утрам,

Чтоб умываться здесь росой,

собрав ее на буйстве трав,

Чтобы росли в саду цветы -

Букет огромный нагадав

К твоей подушке положить

Сегодня, завтра и всегда.

Я напишу тебе письмо...
Александр Гавриленко.

понедельник, 17 ноября 2014 г.

Янтарные бусы

Бурштынавыя карали

Янтарные бусы
Жили-были в деревне тетка Анна  и дядька  Степан. И нужно сказать, не плохо жили: полдюжины коров паслось на лугу, четыре коня прибегали во двор с ночного, два десятка поросят похрюкивало в сараях, а про курей, уток да гусей и говорить не чего – выйдет иной раз Анна на крыльцо, а от птицы в глазах начинает рябить. И это еще не все. За домом чудесный сад вырастил дядька Степан: яблони, груши, сливы, вишни, смородина и даже виноград там рос. А еще была пасека. И самого утра и до позднего вечера около ульев жужжали пчелы.
Детей тетка с дядькой народили немало – шестерых. Да вот, на жаль, пять дочек и одного сына. Он был самый младшим, как говорят, последняя надежда. Подошло время, и дочки мигом замуж поразбежались,  так как были известные на всю округу красавицы и при этом отличались трудолюбием. Любая работа кипела в их руках.  Да и приданное за них хорошее родители давали. Так и остались в доме тетка Анна, дядька Степан да их младший сын Максим.
Трудно стало тетке без дочерей с хозяйством справляться: и то не успевает сделать и это… Что делать? Чужих людей нанимать?  Так ведь часто никакого результат от труда такого работника, а платить нужно. Одним словом, только растраты.  Думали тетка Анна и дядька Иван, думали и решили, нужно женить Максима. А что? Придет в дом невестка, будет помогать справляться по хозяйству,  и денег за это никому платить не нужно. Ну а если решили, значит, так и сделали.  Невестку себе выбрали в соседней деревне, с богатой семьи, красавицу и, по сведениям соседей, трудолюбивую.
Сразу после Покровов и свадьбу сыграли – целую неделю поздравляла молодых деревня. А что молодые? Они с первого взгляда понравились друг другу, и не могли натешиться своей любовью ни днем, ни ночью.
Но  с первого же дня, как только девушка в новый для нее дом, не полюбила ее свекровь. Одно только присутствие невестки в доме раздражало ее – все ей не так. Все не этак. Что не делает молодая женщина – в след одни упреки. Будто бы вселился какой-то черт в женщину. Максим, понятно, жену свою защищал, как мог, но мать есть мать. Против ее язык особо не повернется плохое сказать. Дядька Степан также не мог понять этих нападений жены на невестку и, старался смягчать напряженную обстановку в доме. Но однажды…
Однажды тетка Анна решила с мужем съездить в гости к сестре в соседнюю деревню. Дядька
Степан уже запряг лошадей в сани, а жена все не выходила из дома. Ждал он ее ждал. Уже и мороз под кожух стал забираться, а ее все нет.
- Ну сколько она там еще будет прихорашиваться? – не выдержал дядька и направился в дом. Но еще не дойдя до дверей, он услышал крики жены. И вправду, переступив через порог, он увидел красную от злости Анну. Растерянного сына и забившуюся в угол заплаканную Настю.
- Ну что тут снова делается, а? – дядька решительно вмешался в ссору – И сколько можно тебя ждать? – на этот раз он обратился именно к жене – Ну и не надоело тебе каждый день ругаться?
- Значит, и ты защищаешь эту злодейку?! Я понимаю сына, когда он стоит за нее горой, - тетка пнула пальцем в сторону невестки, - ведь эта сволочь – его жена! А ты почему лезешь не в свое дело? – Анна бросив нападать на невестку, налетела на мужа.
- Да потому, что она наша невестка и мне надоело смотреть и слушать, как ты каждый день не за что к ней цепляешься!
- Ах, не за что! Тогда пускай она ответит, куда подевались мои янтарные бусы?! Да-да, те самые, что подарил мне ты в день нашей свадьбы! Я с самого начала заметила, с того самого проклятого дня, когда эта змеюка впервые вошла в наш дом, что ей мои бусы приглянулись. Ах как она на них смотрела!.. И вот сейчас, когда они мне понадобились их и не стало.
- Не брала я их, мама! – дрожащим от незаслуженной обиды голосом со своего уголка оправдывалась Настя.
- Не называй меня мамой! Мои бы дочери такого никогда бы не сделали.
- Мам, может, и вправду ты куда-нибудь их положила и сейчас об этом забыла, - вмешался в спор Максим.
- Ты что, меня дурой считаешь?! Спасибо большое тебе сынок. Вырастила на свою голову. Боже,никто мне не верит. И все из-за этой нахалки, - эти слова свекровь бросила в сторону невестки. – Но, - тетка на миг задумалась, - есть у меня способ вывести  тебя на чистую воду, нужно только… - Она неожиданно прервала свой монолог и, повернувшись к мужу, прикрикнула. – Ну что стоишь, как статуя, поехали! – и первой вышла из дома. Вслед за ней пожимая плечами, пошел и дядька Степан. У  затихшем и печальном доме, остались Максим и Настя.
А родители уже ехали  по заснеженному полю, но не к сестре в соседнюю деревню, а к известному на всю округу ведьмаку Матвею Чорному. Это дядька Степан согласился с капризами жены, которая решила у Матвея найти подтверждение вины невестки,  потому что надеялся на обратное.
Ведьмак жил от их дома  верст за тридцать, в одиночестве, на хуторе, в стороне от  деревень. Именно туда и съезжались люди со своими проблемами и вопросами. Матвей принимал всех, ни кто не был оставлен без его внимании. И люди были за это ему благодарны.
Гости подъезжали к его дому, когда на улице уже вечерело. Снег монотонно скрипел под полозьями, а увеличивающий с каждой минутой мороз заставлял дядьку Степана погонять лошадей и потихоньку, себе под нос, ругаться на жену. А та будто бы этого не слышала, потерявшись где-то в своих мыслях. И вот наконец-то путешественники съехали с наезженной дороги. Кони сбавили скорость и перешли на шаг. Тетка Анна пасмурно посматривала на кусты вокруг дороги и продолжала молчать. На душе у нее было не спокойно и почему-то каждую минуту она ждала неприятностей.  Но вдруг  кусты разбежались по сторонам, и сани выехали в небольшую лощину, засыпанную снегом. Чуть в боку дядька с теткой увидели большой дом, окруженный  со всех сторон хозяйскими постройками. На удивление, на крыльце их уже встречал хозяин: высокий, черноволосый, бородатый мужик,  одетый в кожух на распашку.
- Добрый вечер, люди добрые! – приветствовал он их басом.
- Добрый вечер хозяину, добрый вечер дому! – ответил ему дядька Степан.
- Спасибо. Я вижу, что вы издалека  приехали.
- Да, и по очень важному делу. – встряла в разговор тетка Анна.
- А ко мне никто просто так не приезжает, только по важных делах. –  блеснув глазами степенно ответил Матвей.
- Так и у нас дело очень важное, панночек. – гнула свою линию тетка.
- Ну какой же я пан! Да вы не стойте на холоде, проходите в дом. Там и обсудим вашу проблему.
Дядька Степан,  навязав  коней и положив им сена, вошел в дом вслед за хозяином. За его спиной  шагала притихшая жена.
Гости,  войдя в дом,  ожидали увидеть здесь что-то такое, чтобы указывало  на «профессию» хозяина, но ничего особенного они не увидели – обычный сельский дом, ну может, только немного побольше и по богаче. А хозяин меж тем провел гостей по комнатам и все через резные дубовые двери. И вот еще что: как обычное  в каждом доме тетка с дядькой  не увидели в красном углу образов.  Они переглянулись, не имея возможности перекреститься, войдя в чужой дом, как заведено, и почувствовали себя не в своей тарелке. Хозяин это заметил. Но промолчал. Только какая-то непонятная усмешка мелькнула на его лице.
- Ну, проходите. Садитесь вот сюда. – когда гости разделись. Ведьмак привел их в небольшую комнату и посадил за стол. -  С начало, так как вы с дороги, я должен вас накормить. И не спорьте! Никаких дел пока не отобедаете в моем доме. -  хозяин поставил на стол, горячую, с дымком  пареную картошку, колбасу домашнюю, моченную с брусникой капусту, сало, пираги и еще много чего…
Тетка выразительно посмотрела на дядьку Степана, и тот, выскочивши во двор забрал из саней корзину, которую они собирались отвезти родственнице.  Там было много чего вкусного, но все же  пановали две большие бутылки с самодельной водкой.  Все это также было выставлено на стол. И только хозяин потянулся да водки, чтобы разлить ее по чаркам, как за окном,  где-то совсем рядышком,  долго и нудно завыл волк.  Во дворе заржали испуганные кони. Хозяин и гость сразу же вскочили из-за стола и кинулись к дверям. В доме осталась одна только тетка Анна. Снаружи было уже темно, хоть глаз выколи.  Месяц спрятался за тучами.  И от этого казалось, что в кустах кто-то прячется. Кони похрапывали, переступая с ноги на ногу.
- Ну, вот что, заведем коней в конюшню, места у меня там хватает. А то, кажется мне, что рядышком волки ходят.  – высказал предложение ведьмак. –  Вот  в соседней деревне случай был.  Зима тогда скрипела морозная, почти как эта. Зверья в лесу никакого.  И оголодали серые, пришли в деревню чем-нибудь поживиться. А тут собаки такой вой подняли.  Ужас! Волки и отступили, но от затеи своей не отказались. Подошли к крайнему  дому, по шастали – к сараям с животными не подкопаться: ворота крепки, а стены толстые. Так они пса хозяйского, который увидев стаю, трусливо повизгивал и стучал задней лапой в двери, схватили за уши и увели с собой… И ни рожек и ни кожек не осталось от него.
- Хорошо, хорошо, - согласился с Матвеем испуганный рассказом дядька Степан. Озираясь по сторонам, он добавил: - В конюшне, и вправду, коням будет более надежно.
Мужики быстренько выпрягли коней из саней и отвели их в конюшню, которая встретила их тихим ржанием хозяйской лошади.
- Здесь коням будет хорошо, - сказал, закрывая ворота, Матвей, - и тепло, и сена хватает. И от волков защита. Ну а сейчас пойдем в дом, поужинаем и поговорим.
Тетке в доме одной было не по себе. Уже дважды она сбрасывала с колен черного кота, которых она терпеть не могла. А кот, все  посматривал на гостью своими зелеными, и какими-то даже не кошачьими,  умными глазами, что-то обдумывая в своей голове.  Это выводило тетку из себя, нагоняло в ее сердце чувство страха.  Поэтому она в напряженном ожидании смотрела на дверь  и очень обрадовалась, когда в дом вошли муж с хозяином. Они быстренько сбросили с плеч кожухи и уселись за стол. Выпили по  чарке, закусили. Потом пропустили еще по одной, еще.  Ели  молча. Когда хозяин увидел, что гости уже поужинали и отвалились от стола, спросил:
- Ну, а теперь рассказывайте, какое дело  привело вас ко мне?
Гости молча переглянулись.
- Не бойтесь, я ж вас не съем?! Говорите, что у вас там наболело. И если это в моих силах, я вам обязательно помогу.
И тут тетка анна не выдержала и застрекотала как сорока:
- Да вот из-за невестки мы к вам, уважаемый, приехали. Не посчастливилось  нашему сыну с женой. Она и как работница плохая, и старших не уважает, а к этому еще и воровка.
- Ну ты, жена, говоришь, сама не зная что! – не выдержал дядька Степан. – Работает она хорошо. Дай Боже каждому так работать. В ответ на твою ругань всегда молчит. И самое главное, ты ж ее за руку не поймала, а говоришь, что она у тебя там что-то украла.
- А что произошло? – поинтересовался хозяин.
- А то, что мои янтарные бусы, которые я хранила с самой нашей свадьбы, как самою дорогую мне вещь, невестка украла и, не стесняясь, врет прямо в глаза, мол, я не я  и правда моя. А ты молчи! – видя, что муж что-то хочет сказать в ответ, замахала руками тетка Анна. – Ну будто бы зачаровало моих мужиков злыдня. И тот, и этот в защиту ее бросаются.  Ну нет силы все это терпеть!
- Успокойтесь, уважаемая. Так что вы конкретно хотите узнать у меня?
- Что я хочу? Знать конкретно, кто украл мои бусы. Вы сможете мне ответить на этот вопрос?
- Ну, в этом деле ничего трудного нет. Но, мне нужно над этим немного поработать. Поэтому на ваш вопрос  я отвечу завтра утром. А сейчас  уже нужно ложиться спать. Пойдемте, я покажу вам ваше место, - и хозяин отвел гостей в соседнюю комнату. – Можете ложиться спать на грубку. Я ее сегодня протопил.  А если будет жарко, можно лечь и на лавах.  Ну, а теперь спокойной вам ночи. Как говорят, переночуем – больше услышим! –  Матвей закрыл за собой дверь.
А гости затушили лампу и быстренько улеглись спать. Через полчаса из их команты доносилось  мирное похрапывание в два носа. А на половине хозяина еще долго горел свет: ведьмак сидел за столом и читал какую-то  книгу, время от времени посматривая на часы. А один раз поднялся, подошел к окну, отвел рукою занавеску и долго стоял всматриваясь в темноту. Потом сделал несколько шагов в сторону комнаты, где спали гости и осторожно прислушался. Потом вновь сел за стол.  И тут, а «ходики» уже отсчитывали первый час ночи, в дверь кто-то постучался. С печи соскочил  черный, как сама ночь, кот и замурлыкал. Ведьмак быстренько встал из-за стола и открыл дверь… Но никого не увидел.
- Ну что за шутки? – зло спросил он в темноту и закрыл дверь.
Неожиданно, что-то зашумело в трубе, в ответ вновь замурлыкал кот. Ведьмак прислушался, почесал затылок и усмехнулся:
-  Все шутите…   Хватит! А ну, выходите, черненькие и рыжие, лысенькие и волосатые, давно вас жду!..
И тут повалило: со всех щелей, из-под дверей, из печи , из окон выскакивали маленькие и не очень, черные и рыжие, лысые и волосатые, и все они пищали, стонали, кусали,  щипали друг друга. А особенно досталось хозяйскому коту. Тот от всех этих нечистых не знал куда спрятаться.
- А ну тише! – прикрикнул на них ведьмак. – у меня гости. А вы им здесь спать не даете!
И сразу же весь этот балаган смолк.  Осматриваясь по сторонам.  И не знали они, что в этот самый момент дядька Степан сидел около двери и все при этом слышал и даже через небольшую щелку  что-то видел – в доме ведьмака ему спалось плохо. Во сне дядьку кто-то душил, издевался над ним, а самое главное – ему очень захотелось пить. Видно водки он выпил больше,  чем нужно было, или сало было слишком соленным?! Одним словом, именно жажда заставила его проснуться. Но когда дядька раскрыл глаза то долго лежал не понимая, где он находится. А когда наконец понял, ток очень удивился. Почему это на половине хозяина свет еще горит. Он уже хотел встать,  чтобы обойти жену, которая мирно посапывала во сне, и попросить у Матвея воды, как услышал, что он с кем-то разговаривает. Поэтому дядька на  коленях, тихо-тихо, пополз в сторону дверей…
- Ну так вот, уважаемые (кажется, у ведьмака это было самое любимое слово), позвал я вас по делу, а не для забавы, - строгим голосом продолжал свой разговор хозяин. – У моей гостьи кто-то украл бусы и меня очень интересует, кто это сделал?
Нечисть закрутила пятачками, начала тереть рожки, переступая с копыта на копыто.
- Ну, кто из вас порадует меня и ответит на этот вопрос? – ведьмак внимательно глядел на погань. А те отводили свои глаза  куда-то в сторону или на пол. – Ну?
- Я знаю! – вперед вышел лысоватый, толстый и пузатый черт. Он пригладил щетку усов  под своим мясистым пятачком, пригладил бородку и начал свой рассказ. При этом от удовольствия, что он один знает ответ на вопрос, черт бил хвостом об пол.
- я знаю. Никто, конечно же, эти бусы у бабы не крал. Просто она вчера с вечера готовилась к поездке  в гости и примеривала их, а потом положила их на полку и начала готовить пойло для коров. И здесь, вот самое главное: женщина отошла в сторону и не заметила, как бусы упали в ведро с этим самым пойлом.
- А почему они туда упали? – недоверчиво спросил ведьмак.
- Ну-у… - закрутился толстопузый.
- Ты не тяни время. Говори все как есть!
- Да это я пошутил. Сколько время уже в этот дом заглядываю, и постоянно свекровь ругает там свою невестку. Ну, вот и решил помочь старой делать ее трудное, но доброе для нас дело.
- А с бусами, что дальше было?
- Разумеется, ведро отнесли к коровам, и одна из них, белая с рыжим боком, вместе с пойлом их и выпила.
- Ну, спасибо тебе за помощь, - сказал довольный ведьмак черту. – За это от меня тебе будет подарок.
- Это хорошо, но не забывай о нашей договоренности. Не зря же я работал все это время. Душа этой молодой женщины должна быть нашей.
- Об этом мог бы и не предупреждать! Сделаю все как нужно.
На дрожащих руках и ногах дядька Степан чуть дополз до жены. Его сердце от страха и от холода, каким веяло с половины ведьмака, стучала как у самого последнего труса.  Только сейчас он понял куда капризы жены их завели. Дядька залез с головой под одеяло и так пролежал до самого утра не сомкнувши глаз.
А ведьмак еще долго чем-то угощал своих гостей. Наконец-то дядька Степан услышал как хлопнули двери. Затем хозяин подошел до дверей комнаты, где отдыхали гости, немного постоял, а потом все затихло.
Дождавшись рассвета, дядька Степан растормошил тетку Анну. Та сонная, недовольная еле раскрыла глаза и увидев мужа хотела сказать ему в ответ несколько не очень приятных снов. Но муж быстрым шепотом перебил ее желание:
- Нужно ехать домой. Скотина там одна осталась, Максим с Настей не справятся.
Услышав голос невестки, тетка Анна сразу же отогнала от себя остатки сна: быстренько вскочила с постели и начала собираться. Когда они с мужем вышли на половину хозяина, то увидели, что тот сидит около печи,  в которой на ярком огне что-то готовилось.
- О, почему же вы так рано проснулись? – удивленно спросил он своих гостей.
- Да вы знаете, дома же осталось хозяйство, - оправдывался дядька Степан, - не кому с ней там справится будет.
- И что, вы уже не желаете узнать, кто украл ваши бусы? – ведьмак с подозрением перевел взгляд с дядьки на тетку.
- А как же, конечно желаем, - быстро ответила тетка Анна. – Да вот только не знала, как у вас об этом спросить…
- Ну, стыдится не нужно. Раз обещал, что отвечу на ваш вопрос, значит отвечу, как бы он был вам не приятен. Я вчера долго сидел, разбирался с вашим делом. Оно оказалось очень трудным и запутанным. Но все же я узнал, кто украл ваше украшение.
- Ну и кто? – перебила ведьмака женщина.
- Я вам сочувствую… Как вы и догадывались, их украла ваша невестка.
- Не может быть! – не выдержал дядька Степан.
- Почему не может быть? – удивленно посмотрел на него ведьмак.
- Может, может – поддержала его тетка Анна. – Я об этом сразу знала.  – Она повернулась к мужу. – а ты еще ее защищаешь! Иди, запрягай лошадей. Я ее, подлюку, своими руками задушу.
- Ну, что вы, уважаемая, успокойтесь. Так делать нельзя. Конечно, как-то наказать невестку нужно. Но будьте  милосердными, - посоветовал разбушевавшейся женщине ведьмак.
Но она его уже не слушала – выскочив вслед за мужем. Лошади быстро были запряжены в сани. Попрощавшись с хозяином, которого тетка отблагодарила хорошим куском сала и деньгами, гости заспешили дамой. Отдохнувшие за ночь кони легко бежали по снегу. Вскоре кустарник остался за спиной. И только тогда, отъехавши еще километра полтора, дядька Степан остановил лошадей. Все еще чего-то боясь, оглядываясь по сторонам, он рассказал рассерженной жене все то, что слышал и видел прошедшей ночью. Но тетка Анна только махнула на него рукой:
- Допился! Уже черти по ночам снятся. Кому рассказать – засмеют! Давай лучше, погоняй лошадей, некогда здесь сказки слушать! Дамой нужно ехать.
Поняв, что жена ему не верит, дядька замолчал, подгоняя время от времени своих лошадей.
***
С самого утра управлялись Максим и Настя  по хозяйству: носили сено, кормили мешанкой поросят, насыпали зерно птице… А, покормив животных, их нужно было еще и напоить. Максим начал носить воду, а Настя пошла доить коров. Ой, как неспокойно было на душе у молодой женщины! Каждодневные придирки свекрови добили ее. Настя стала сомневаться даже в самой себе. Вспомнила молодица  свою жизнь в отцовском доме, и слезы мимо воли навернулись на ее голубых глазах. На душе было неспокойно и больно, и чтобы от этого как-то спрятаться, забыться она запела. И песня эта была такая же, как и ее настроение:
Ветерок дышит, былину колышит,
Лю-ли, лю-ли, былину колышит.
Папочка мой родной. Каждый день письма пишет.
Лю-ли, лю-ли, каждый день письма пишет.
А он пишет, пишет, да и читает,
Лю-ли, люли, да и читает.
Да и читает, ко мне посылает,
Лю-ли, лю-ли, ко мне посылает.
Доченька моя, что ж ты в гостях не бываешь?
Лю-ли, лю-ли, в гостях не бываешь?
Аль коня не маешь, дороги не знаешь?
Лю-ли, лю-ли, дороги не знаешь?
Папочка мой родный, я коника  маю,
Лю-ли, люли, я коника  маю.
Лю-ли, лю-ли, коника маю
И дорогу знаю.
Папочка мой родный, горькую долю маю.
Лю-ли, люли, горькую долю маю.
Доченька моя, ты в горе не вдавайся,
Лю-ли, люли в тоску не вдавайся.
Папочка мой родный, я в тоску не вдаюсь,
Выйду за ворота от ветра валюсь.
Лю-ли, лю-ли, от ветра валюсь.
Доченька моя, ты сильно не плачь,
Лю-ли, люли, сильно не плачь.
Папочка мой родный, я сильно  не плачу,
Лю-ли, лю-ли, сильно не плачу.
А за слезами света не вижу, дороги не вижу…
Настенька слила надоенное молоко в жбан и вышла  в запорошенный снегом сад. Подышать свежим воздухом, привести мысли в порядок. А в это время около ворот Максим встречал родителей.
- Ну что, как вы съездили? – было первым его вопросом.
-Что, что, - закричала, не успев вылезти из саней, на всю улицу тетка Анна. – Как я говорила, так и есть. Твоя жена – воровка!
Этот крик хорошее был слышен и за домом в саду. Настенька как-то вся сжалась, вновь в ее красивых глазах появились слезы. Она оглянулась, чтобы посмотреть на часовню, что возвышалась над сельским кладбищем. Настя перекрестилась, заскочила во двор, по дороге захватила веревку, которой перед эти навязывала буренок, и полезла на чердак.
А дядька Степан до это молча слушавший ругань жены, спросил у сына:
- А где же Настя?
Расстроенный Максим махнул рукой в сторону двора:
- Коров доит.
- Позови ее к нам, - решил рассказать о своим ночным происшествии отец.
Максим бросился исполнять его приказание. Но буквально через несколько минут  вернулся назад.
- Ну что, позвал? – спросил его дядька Степан. Сын покрутил головой по сторонам:
- Ее нигде нет…
- где же она может быть?
- Эта сволочь, видно услышала, как я здесь говорила, вот и спряталась. Я слышала, на чердаке что-то упало. Может это она там прячется? – это тетка вышла из дому, куда она сразу побежала, не успев вылезти из саней.
 Дядька ойкнув, тут же бросился бежать на чердак. Он бежал и вспоминал слова черта, которые с самого утра крутились в его голове: «Она должна быть наша…»
Свекор успел вытянуть невестку из петли. И физически, и морально разбитую Настю занесли в дом и положили на кровать.
- Как красть, так не побоялась, а как ответ держать, так сразу в петлю полезла! – шипела над  ужом молодицы свекровь.
- А ну цыц!!! – не выдержав заорал на нее дядька Степан. – И вот что, Максим, готовь ножи.
- Батька, зачем?
- Корову нашу, белую с рыжим пятном на спине, резать пойдем.
- Да ты что, совсем с ума сошел? – от удивления и возмущения у тетки на лоб полезли глаза. – Она же только отелилась. Да от ее же самое молоко!
- Максим, ты слышал, что я тебе сказал? – не обращая внимания на жену, спросил дядька Степан.
-  Слышал, - ответил ошеломленный сын.
- А перед этим, позови к нам Антоновых дочек. Пускай с Настей посидят.
- Вы посмотрите на него, совсем сдурел человек! Что-то ему там ночью с пьяни приснилось, так он из-за этого лучшую корову резать,  - тетка Анна выскочила на двор вслед за мужем.
Но, видя, что помощи ожидать не откуда и никто ее не слушает, она бросилась к соседям, с надеждой найти поддержку там. Тетка забегала в дома и рассказывала каждому, что решил сделать ее муж. 
И вскоре целая толпа деревенских мужиков и женщин спешила в сторону их дома. Еще издалека они увидели детей, которые первыми прибежали посмотреть необычное зрелище и сейчас, вытянув шеи, за чем-то наблюдали. Оказывается, с коровы уже сняли шкуру и разрезали живот, с которого  дядька Степан как раз в этот момент доставал янтарные бусы. Он  осмотрелся, нашел глазами в толпе глазами притихшую жену и сказал:
- Вот они, твои бусы! Держи их…
Александр Гавриленко.