Реклама

вторник, 17 января 2012 г.

Рыбалка


Ранее утро встретило ёдким холодком. В лицо дохнуло осенью… И это начало августа! В душе шевельнулось мимолетное чувство из далекого детства: именно так вот пахло первого сентября, когда сонные, но нарядные мы тянулись в школу, которая после летних каникул стреноживала нашу вольницу. «Лето ушло,..» -  с тоскою думалось в тот миг. «Лето ушло,..» - думал и я, смотря на серую улицу. Она была как никогда молчалива. Даже вездесущие уличные собаки молчали, скрутившись в клубки в каком-нибудь глухом уголке, прикрыв лапой холодный нос. Луг перед рекой был насторожен, не было слышно птиц. Только одиноко, словно подавившись, каркнула ворона и вдруг сразу (будто по мановению волшебной палочки), что-то изменилось. Стало светлей. Это из-за леса, синеющего за рекой, скользнули первые лучи солнца. Река заискрилась и тут же, словно боясь засветиться, спряталась в «молочных» берегах тумана. Его становилось все больше и больше. Он расползался по воде, выползал за берега, подымался вверх, и вскоре луг весь оказался в его плену. Снова потемнело и стало намного прохладней. Туман, окружавший все вокруг, был не по-летнему плотным и каким-то маслянистым. Хотелось вырваться из его плена, вырваться навстречу солнцу, которое смутным пятнышком проявлялось на востоке. Но рыбалка-это святое…
В неведомое плюхнулся поплавок. Сжав зубы окунулся в холодную воду червяк. От этой мысли у самого по спине пробежала легкая дрожь. Где-то в тумане “плавились” лещи. Кажется, самый клев, а тут и поплавка не видать. Туман клубился и клубился, то собираясь, то расползаясь по сторонам. Меж тем, стали слышны короткие перестрелки-трели неведомых и не видимых мне птиц. А солнце в тумане все четче и четче проявляло свои очертания и вдруг, словно разведя  руками эту бело-серую пелену, по реке заскользили солнечные лучи. Они то искрились на чистой воде, то затухали в небольших клубках, все еще  растерянно кружившего над водой, тумана.  Вокруг же реки туман все также стоял плотной стеной и только где-то, там наверху, у самого неба, он как-будто таял.  И тут всплеск на реке заставил взглянуть на поплавок, который лежал на воде. От неожиданности  резко дернул удой и на какой-то миг над водой показалась искрящаяся голова, как мне показалось,  глупо улыбающегося подлещика. И вновь исчезла в воде оставив после себя шлейф разбегающихся кругов. Я взглянул на пустой крючок, сплюнул и полез за банкой с червями. Клев будет!